Собор Парижской Богоматери. Фантазия на тему.

Бессмертный шедевр Гюго о трагических судьбах красавицы-цыганки и уродца-звонаря, безусловно, входит в перечень горячо любимых мною книг. И еще мне всегда казалось, что этот роман так и просится на большой экран. Судя по всему, ни одна я так думаю, ведь сегодня можно насчитать, по меньшей мере, пять попыток экранизации произведения. Уважаю я многие из них, но вот в сердце мне не запала ни одна из существующих версий. И я бы с удовольствием сняла свой «Собор Парижской Богоматери», фильм, которым бы я была довольна абсолютно.

Взложу-ка я на себя, пожалуй, скромные обязанности менеджера по кастингу. Думая о священнике Фролло, фигуре трагической и вместе с тем очень неоднозначной, не могу представить в этой роли кого-либо кроме Аль Пачино. Его фирменный взгляд как ничто другое сможет идеально дополнить образ человека, распираемого внутренними страстями.

От капитана Феба требуется быть внешне привлекательным. Он – идеальный мужчина в понимании шестнадцатилетней девушки, какой и была Эсмеральда у Гюго. Мне кажется, отличным Фебом мог бы быть Джош Холлоуэй, известный по сериалу «Лост». Притягательный блондин с улыбкой очаровательного негодяя – пожалуй, этому актеру даже не пришлось бы менять привычное с некоторых пор амплуа.

Гренгуар – этакий менестрель, художник, творец. Фигура не ключевая, но все же… Мне кажется, Гренгуаром моей мечты мог бы стать Эдриан Броуди. Он не привлекателен, но в нем что-то есть, а, кроме того, этот актер умеет быть колоритным второстепенным персонажем, не оттягивая при этом одеяло на себя.

Несмотря на то, что Квазимодо – один из центральных героев книги Гюго, меня бы меньше всего беспокоило, кого можно взять на эту роль. Возможно, подход в корне неправилен, однако мне кажется, это тот случай, когда почти всю работу за актера сделает профессиональный грим. Квазимодо мог бы сыграть Джонни Депп, например. Он ведь любит подобные роли – вспомним хотя бы его чудаковатого Эдварда Руки-Ножницы.

Эсмеральда… Я думаю о ней, и мое воображение пытается нарисовать самую красивую девушку, которая только может существовать. И никак иначе, ведь, видя это создание, сам строгий священнослужитель – носитель морали – Фролло, как никогда в жизни, хотел согрешить. Эсмеральда Джины Лоллобриджиды была прекрасна, но я не могла видеть в ней ту прелестную цыганочку Виктора Гюго. Это был абсолютно другой персонаж, и вина тому не столько в интерпретации героини актрисой, сколько в ее возрасте. Эсмеральде-Лоллобриджиде было тридцать, и ее мудрые глаза говорили о том, что в жизни она повидала многое. Куда уж ей до неопытной и неграмотной шестнадцатилетней девчонки-бродяжки, влюбившейся преданно, сильно и беззаветно – как это и бывает впервые. При этом, наверное, я оставлю свою Эсмеральду обезличенной. Припомнить молодую, талантливую и очень красивую актрису, способную ее сыграть, я, увы, не могу.

Затворница Пакетта – она же мать Эсмеральды. Обычно этот персонаж не пользуется любовью у сценаристов, и, ввиду ограниченности экранного времени, вырезают именно его. Идеальной Пакеттой, на мой взгляд, могла бы быть Софии Лорен. Вот уж в ком возрастная красота в полной мере сочетается с драматическим талантом.

Клопен – мудрый, дерзкий, смелый. Думая о нем, сложно не представить человека с экзотической, по европейским меркам, внешностью. Клопена мог бы сыграть, к примеру, актер с африканскими корнями. Сэмюэл Л. Джексон – один из тех, кто бы мог стать главарем парижских бродяг.

Ну и, конечно, куда же без режиссера! Актеры – лишь музыканты оркестра, и их игра непременно нуждается в управлении, иначе вместо ласкающей слух мелодии публика услышит фальшивый разнобойный гул. Стать «дирижером» моего «Собора парижской Богоматери» я бы доверила Милошу Форману. Браво и еще раз браво, любимые мной «Призраки Гойи»! Милош Форман, как никто другой, доказал, что он умеет снимать эпическое кино, не забывая про раскрытие личных драм персонажей, при этом психологизм его фильмов обычно делает их сильными и проникновенными.

Оставьте свой комментарий:

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Я не робот.